Какие изменения в трудовом законодательстве могут больно коснуться журналистов и их работодателей? Интервью Александра Тудоса журналу "Журналист"

В России постоянно происходят изменения в трудовом законодательстве, многие из которых имеют прямое отношение к работникам СМИ. Это касается введения профессиональных стандартов, предоставления возможности работать дистанционно, находясь за тысячи вёрст от редакции и т.д. С 1 января этого года вступил в силу Федеральный закон "О специальной оценке условий труда" № 426-ФЗ. В соответствии с ним каждый работодатель должен оценить условия труда своих работников, привлекая для выполнения работ специализированные коммерческие структуры, которые недёшево оценивают свои услуги.

Журналистское сообщество почему- то революцию не заметило, хотя наш труд безопасным не назовёшь: журна­листов убивают в горячих точках, им в соответствии с Трудовым кодексом РФ можно работать ночью, в выходные дни и т.д. В силу специфики профессии многие журналисты буквально "сго­рают" на работе от перенапряжения, стрессовых нагрузок и полученных от этого заболеваний. Тем не менее, нас почему-то не волнуют вопросы охра­ны нашего труда. Почему, защищая интересы общества, мы, журналисты, беззащитны сами? Об этом наша бе­седа с шеф-редактором журнала "Ох­рана труда и социальное страхование" Александром Васильевичем Тудосом.

Александр Васильевич, поче­му понадобилось менять законода­тельство по охране труда?

Действительно, с января этого го­да вступил в силу Федеральный за­кон "О специальной оценке условий труда" и Федеральный закон-спутник "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Феде­рального закона "О специальной оцен­ке условий труда" № 421-ФЗ. На се­годня в стране сложилась непростая ситуация, одна треть всех работающих в различных отраслях экономики тру­дится во вредных условиях труда. Новое законодательство о специаль­ной оценке предусмотрело строгую адми­нистративную ответственность за невы­полнение изложенных в нём требований. Так, в частности, статья 5.27.1 КоАП РФ предусматривает, что "нарушение рабо­тодателем установленного порядка про­ведения специальной оценки условий труда на рабочих местах или её непро­ведение - влечёт предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридичес­кого лица, - от пяти тысяч до десяти ты­сяч рублей; на юридических лиц - от шестидесяти тысяч до восьмидесяти ты­сяч рублей".

Почему СМИ широко не обсуж­дают новый закон? Он ведь каждо­го коснётся.

Федеральный закон "О специаль­ной оценке условий труда" приняли очень быстро. В этой связи многие ра­ботодатели в сфере СМИ, да и в целом журналистское сообщество, не осозна­ли новизну и революционность требований законодательства о специаль­ной оценке условий труда.

Необходимо признать, что многие ра­ботодатели в сфере СМИ не очень ком­петентны в вопросах охраны труда персо­нала и особенностей специальной оценки условий их труда. В этой связи СЖР за­ключил соглашение о сотрудничестве с Межрегиональной ассоциацией содейст­вия обеспечению безопасных условий труда "Эталон", объединяющей в своих рядах большое количество специалистов по охране труда (текст Соглашения опу­бликован на сайте СЖР - авт.).

Целью соглашения является оказание помощи работодателям - руководите­лям СМИ, лицам ответственным за ох­рану труда, профсоюзным активистам и всем журналистам консультационной и методической помощи в правильной организации охраны труда работников СМИ, в том числе и при проведении спе­циальной оценки условий труда.

Как законы защищают права журналистов на безопасный труд?

В Конституции РФ есть ряд статей, которые предусматривают защиту ра­ботников в процессе трудовой деятель­ности. Так, статья 7 основного закона страны гласит: "Российская Федера­ция - социальное государство, поли­тика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие челове­ка. В Российской Федерации охраняют­ся труд и здоровье людей". Статья 37 предусматривает, что "каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены".

Дальше эти нормы нашли своё разви­тие в Трудовом кодексе. За последние 10 лет в него внесено до 70 изменений, большинство из которых, на мой взгляд, более удобны работодателю и менее удобны работникам. Почему так полу­чилось? Целый ряд норм в Трудовом ко­дексе РФ сформулирован так, чтобы их можно было обойти, чем и пользуются хитрые работодатели. А работники бе­рут в руки Трудовой кодекс РФ, только чтобы прочитать в нем статьи о приёме на работу, увольнении, материальной ответственности, отпусках, наказаниях. И то делают это, когда, как говорится, "жареный петух клюнет".

Трудовой кодекс РФ устанавливает для работодателя 23 обязанности по охране труда. Многие об этом, к сожа­лению, не знают и в связи с этим часто не соблюдают многие позиции преду­смотренные трудоохранным законода­тельством. К тому же, в Трудовой ко­декс РФ нередко вносятся изменения, защищающие какие-то групповые ин­тересы. В частности, 54-я глава Трудо­вого кодекса содержит 6 статей, защи­щающих права священнослужителей.

12 статей защищают права спортсме­нов. Что касается журналистов, то их включили в список творческих работни­ков, где 250 наименований профессий. Есть, к примеру, баянисты. Но я что-то не припомню ни одного случая, чтобы баяниста или артиста камерного оркест­ра за то, что он не ту ноту взял во время исполнения, потом искалечили или уби­ли. Журналисты оказались в этом пла­не социально незащищёнными.

Существуют ли какие-то право­вые механизмы, защищающие ра­ботников СМИ материально, соци­ально, морально, помимо закона о СМИ?

Формально они есть. Трудовой ко­декс РФ распространяется на всех. Проб­лема заключается в том, что этот ко­декс мало защищает работников СМИ, а даёт возможность работодателю загру­зить журналиста дополнительно - рабо­тать во внеурочное время, когда спешно готовится материал, по ночам и так да­лее. Поэтому сегодня самый актуальный вопрос - социальная защита журналис­тов. Она должна быть такой, как у свя­щеннослужителей или спортсменов. На­пример, как защитить работников СМИ, работающих в горячих точках?

Депутаты Б. Л. Резник, М. Ю. Маркелов, В. Е. Деньгин, Я. Е. Нилов и Р. А. Шлегель в порядке реализации предоставлен­ного им права законодательной иници­ативы внесли для рассмотрения своих коллег проект Федерального зако­на "О внесении изменений в статьи 47 и 49 Федерального закона "О СМИ" № 560373-6.

Они предлагают Закон РФ "О СМИ" дополнить рядом важных позиций, на­правленных на защиту трудовых прав журналистов. В частности, предусмат­ривается, что работодатель (редакция, главный редактор, издатель, вещатель или учредитель СМИ) обязан обеспе­чить журналисту необходимые и до­статочные условия для осуществления профессиональной деятельности. При выполнении заданий редакции в зонах вооружённых конфликтов, проведения контртеррористических операций и во­енных действий работодатель обязан обеспечить журналиста средствами индивидуальной защиты, другим специ­альным снаряжением, опознаватель­ным знаком "Пресса/Pressa".

Пока же, учитывая рыночные отноше­ния и конкуренцию среди журналистов, один откажется без подготовки поехать в горячую точку, поедет другой - без должной экипировки и дополнительной страховки. Такова реальность.

Сегодня сложной является ситуация с охраной труда работников сайтов, бло- гов. Если сотрудники СМИ нашли отра­жение в постановлении Правительства РФ от 28 апреля 2007 года № 252, ко­торым утверждён "Перечень профессий и должностей творческих работников средств массовой информации, органи­заций кинематографии, теле- и видео­съёмочных коллективов, театров, те­атральных и концертных организаций, цирков и иных лиц, участвующих в соз­дании и (или) исполнении (экспонирова­нии) произведений, особенности трудо­вой деятельности которых установлены Трудовым кодексом Российской Феде­рации", то о тех, кто связан с новыми интернет-технологиями, нет даже упо­минания. Их нет и в перечне творческих профессий. Для них необходимо создать полноценное правовое поле.

Трудовой кодекс предоставляет большие права работодателям. На­пример, даже с очень опытным глав­ным редактором могут заключить договор всего на год.

Сегодня во многих случаях работо­датель принимает и редактора, и жур­налиста на срочный договор. За ко­роткое время работодатель, образно говоря, выжимает из работника все что можно и контракт не продлевает. Такой порядок ставит журналиста в прямую зависимость от работодателя. Нравит­ся или не нравится журналисту редак­ционная политика, но для того, чтобы уцелеть, он вынужден поддакивать ра­ботодателю и поступать так, как тот считает правильным.

Когда с журналистом что-то слу­чается при выполнении профессио­нальных обязанностей, на какую по­мощь по закону могут рассчитывать он и члены его семьи?

Если, к примеру, журналист или получил травму, профессиональное за­болевание, он имеет право на получе­ние всех льгот и компенсаций, преду­смотренных Федеральным законом "Об обязательном социальном страхо­вании от несчастных случаев на произ­водстве и профессиональных заболе­ваний" от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ. Выплата производится Фондом соци­ального страхования РФ. Любой ра­ботодатель в СМИ, если он "вбелую" оплачивает труд своего работника, в обязательном порядке производит отчисления в три фонда - Фонд обя­зательного медицинского страхования РФ, Пенсионный фонд РФ и Фонд соци­ального страхования РФ. Если журна­лист получил увечье, то ему положены разовые выплаты, санаторно-курорт­ное лечение, реабилитация, в каких-то случаях - инвалидные средства, напри­мер, коляска, и так далее. С точки зре­ния Фонда социального страхования, компенсация зависит от того, сколь­ко реально платил фонду от своей зарплаты пострадавший. Если у жур­налиста была большая зарплата, он получит хорошую компенсацию, если маленькая - маленькую. Если же погиб при исполнении своих служебных обя­занностей, его семье выплатят компен­сацию в миллион рублей.

Недорого оценили жизнь журна­листа, который пострадал на служ­бе у общества. Семьи погибших при авиакатастрофах, например, получа­ют два миллиона рублей.

Вопрос не ко мне - к законодате­лям и органам исполнительной власти. На сегодня существует 32 класса про­фессиональных рисков, где работников СМИ отнесли к 1-му классу. А это са­мый низший класс профессионального риска. Он удобен работодателю - чем ниже класс профессионального риска, тем меньшую сумму работодатель от­числяет в Фонд социального страхова­ния. Вот и выходит, с одной стороны, профессия журналиста рискованная. А с другой, в нашем сообществе есть ряд других профессий: верстальщики, корректоры, бухгалтеры и так далее. Мы все вместе в одной организации. За счёт этой общей картины журна­лист, в итоге, попадает в разряд офис­ных работников.

В России с начала 90-х годов было убито более 300 журналистов. Нередко журналистов, проводящих неугодные кому-то расследования, калечат либо убивают по дороге до­мой или в офис. Согласитесь, слож­но доказать, что ты пострадал от добросовестного исполнения своих обязанностей...

На журналистском фестивале в Да­гомысе была встреча с судьями, где я задал им аналогичный вопрос. Судьи признали, данная ситуация очень слож­ная. Одно дело, если найден винов­ник. Только тогда можно в гражданско- правовом порядке предъявить ему иск. Если виновный не найден - извините! Сам потерпевший должен идти в суд и там доказывать, что травма, получен­ная им возле дома от противоправных действий третьих лиц, связана с его профессиональной деятельностью. Это сложный путь. На сегодня, если жур­налиста убили или покалечили по пути на работу, с работы или дома в связи с его профессиональной деятельностью, Фонд социального страхования РФ ква­лифицирует этот случай как бытовую травму. В таком случае журналисту, а в случае его гибели членам семьи, не приходится рассчитывать на выплаты из Фонда социального страхования РФ. Парадокс, но таковы реалии.

Обсуждаются ли публично воп­росы травматизма среди работни­ков СМИ?

Увы, в нашем обществе они оста­ются "за кадром". По статистике Фон­да социального страхования РФ, боль­ничный по травмам у работников СМИ достигает 80-120 дней! Значит, травма внушительная, серьёзная, скорее все­го, ведущая к инвалидности.

К сожалению, об этой печальной ста­тистике мало кто знает, её не анали­зируют и не делают надлежащих вы­водов.

Есть ли вина журналистского со­общества в том, что журналисты так не защищены?

Вина есть, так как правовая гра­мотность журналистов оставляет же­лать лучшего и когда они работают, и когда защищают свои права. Журна­листы зачастую не используют даже те возможности своей социальной защи­ты, которые имеются для них в Трудо­вом кодексе РФ.

Обобщая все сказанное, можно ли утверждать, что жизнь журналис­та в современной России практичес­ки гроша ломаного не стоит?

Ну, почему же? По линии Фонда со­циального страхования вы застрахова­ны. Другое дело, что целый ряд успеш­ных структур сегодня решают вопросы добровольного страхования сами.

В настоящее время в проекте Феде­рального закона "О внесении измене­ний в статьи 47 и 49 Федерального за­кона "О СМИ" № 560373-6 содержится посыл о необходимости страховать ра­ботников СМИ, работающих "в горячих точках". Но пока это только проект за­кона. Более того, отдельные "хитрые" работодатели уже высказывают мысль о том, что если даже эта норма зако­на будет принята, то можно будет фор­мально застраховать журналиста на ми­нимальную сумму, скажем, на 10 или 25 тыс. и тем самым выполнить закон.

Думается, что страхование в таком слу­чае должно иметь нижний порог суммы, как минимум, 2 млн. Такую сумму се­годня выплачивают пострадавшим при аварии на транспорте или опасном про­изводственном объекте.

Кстати, к какой категории вы бы отнесли работников пресс-служб, которые нередко просят о том, что­бы их приняли в Союз журналистов?

Если это работник, например, бан­ковской структуры и пресс-службы фе­дерального органа исполнительной власти, другой структуры, то надо ис­ходить не из функций, им исполняе­мых, а от уровня зарплаты и функций структуры, в которой он работает. По­тому что такой пресс-секретарь получа­ет, как банковский работник или чинов­ник, и уровень его оплаты не сравним с заработной платой основной массы журналистов. Работника пресс-службы надо воспринимать как чиновника, ко­торый пиарит, защищает своё ведомст­во. Ни один руководитель пресс-служ­бы не даст в СМИ материал, который бросил бы тень на структуру, в которой он служит. Это чистейшей воды чинов­ники, которые всячески блокируют ин­формацию о своём ведомстве, если она носит нежелательный для них ха­рактер. Вряд ли стоит говорить о том, что работники пресс-служб являются журналистами. Это своеобразные по­средники между журналистским сооб­ществом и структурой, интересы кото­рой они защищают и пиарят.

Каков итог нашего разговора?

Проблем в создании здоровых и безопасных условий труда работни­ков СМИ довольно много. Они требу­ют решения. Сегодня, пожалуй, только Союз журналистов России обеспокоен сложной ситуацией, в какой находится журналистский корпус в вопросах без­опасности, охраны труда и социальной защиты работников СМИ.

Он активно бьёт в колокола, пытает­ся привлечь к решению проблем депу­татов Государственной думы РФ, за­интересованные федеральные органы исполнительной власти, другие струк­туры. Но этого мало. Необходимо, что­бы само журналистское сообщество вышло из состояния равнодушия и без­различия к своим проблемам. Не надо надеяться, что придёт "добрый дядя" и позаботится о здоровых, комфортных и безопасных условиях труда работни­ков СМИ. Надо повышать свою право­вую грамотность и учиться самим за­щищать свои права.

Беседовала Венера ЯКУПОВА, главный редактор газеты "Казанские ведомости", заместитель председателя Союза журналистов Республики Татарстан

Союз журналистов России